Городской портал Херсона

Педагогическая психология

     Психология



Педагогические системы и развитие личности. Мотивация учения, поведения и выбора профессии. Характелогические особенности личности. Межличностные отношения учащихся. Структура личных взаимоотношений и организационная структура школьного класса.

Ключевые слова: личность учащиеся взаимоотношения педагогика

Рубрика: Психология

Предмет: Психология

Вид: реферат

Язык: русский

Прислал: Александр

Дата добавления: 03.12.2007

<< назад       Скачать реферат

1

ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

СОДЕРЖАНИЕ

  • Введение 1
  • Блок 1. ЛИЧНОСТЬ УЧАЩЕГОСЯ 5
    • Сегмент 1- I.1. Образовательные системы и развитие личности. 5
    • Сегмент 2. - I.2. Самоактуализация и самотрансценденция личности 9
      • Социализация агрессии 10
      • Я-концепция и самооценка школьника. 12
  • Блок 2. МОТИВАЦИЯ УЧЕНИЯ, ПОВЕДЕНИЯ И ВЫБОРА ПРОФЕССИИ 14
    • О мотивации. 14
    • Влияние мотивации на успешность учебной деятельности. 15
    • Мотивация 16
    • Мотивация успеха и мотивация боязни неудачи. 17
      • Мотивация успеха 17
      • Мотивация боязни неудачи. 17
    • Профессиональная мотивация 18
  • Блок 3. ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ 20
    • Сегмент 1. - 3.1. Понятие акцентуации 20
      • Описание типов акцентуаций. 21
      • Особенности психологической и психопедагогической работы с акцентуантами. 22
    • Сегмент 2.-3.2. Развитие ответственности личности 25
      • Концепция локуса контроля. 25
      • Интернальность как компонент личностной зрелости. 27
  • Блок 4. МЕЖЛИЧНОСТНЫЕ ОТНОШЕНИЯ УЧАЩИХСЯ 29
    • Сегмент 1. - 4.1. Ученик в системе личных взаимоотношений 31
      • Потребность в общении. 31
      • Основные системы отношений в школьных классах. 34
      • Положение ученика в системе личных взаимоотношений. 35
      • Взаимность выборов и удовлетворенность в общении. 36
      • Как переживает ученик свои взаимоотношения с другими членами группы. 38
    • Сегмент 2. - 4.2.Динамика личных взаимоотношений 39
      • Динамика отношения ученика к ученику. 40
      • Что определяет положение ученика в системе личных взаимоотношений. 40
    • Сегмент 3. - 4.3.Психологическая структура школьного класса 44
      • Понятие о структуре взаимоотношений. 44
      • О первом круге желаемого общения. 45
      • О втором круге желаемого общения. 46
      • Структура личных взаимоотношений и организационная структура школьного класса. 46
  • Заключение 47
  • Литература. 50

Введение

Педагогическая психология представляет собой междисцип-линарную самостоятельную отрасль знания, основывающегося на знании общей, возрастной, социальной психологии, психоло-гии личности, теоретической и практической педагогики. Она име-ет собственную историю становления и развития, анализ кото-рой позволяет понять сущность и специфику предмета ее иссле-дований.

Российский путь педагогической психологии начал складываться с середины XIX века. Анализ содержательных направлений исследования педагогической психологии в России XIX - ХХ веков позволил обозначить пять исторических этапов ее развития.

Первый этап начался с момента реформирования устройства России (1861 г.), т.е. отмены крепостного права. Завершение этого периода относится к 90-му году XIX века. Второй этап берет начало в 90-х годах XIX века и завершается в 1917 г. Третий - сложился в послереволюционный период и продолжался до 1936 года. Четвертый - с 1936 по 1985 годы. Пятый, современный этап, обозначился после 1985 года.

Категориально-понятийный аппарат педагогической психологии начал складываться и отрабатываться в период с шестидесятых по девяностые годы XIX века, после отмены крепостного права, и в исторической литературе пореформенную эпоху принято считать освободительной, т.к. вслед за отменой крепостного права наметилась тенденция освобождения личного и общественного сознания, реформирования основных сфер общественного устройства России - от земского уклада до народного образования.

Благодаря исследованиям И.М. Сеченова, посвященным изучению рефлексов головного мозга, в сознании ведущих физиологов, психологов, психиатров стало складываться естественнонаучное мировоззрение, оказавшее влияние на педагогическую практику. В 60-80-е годы XIX века изучение личности ребенка, его индивидуальных свойств и законов психического развития рассматривалось в качестве основного требования, предъявляемого к педагогу.

Замысел создания педагогической психологии как специального направления науки, принадлежит таким корифеям Российской науки, как К.Д. Ушинский, Н.Х. Вессель, Н.И. Пирогов, В.И. Водовозов, Д.Д. Семенов и др.

На первом этапе становления педагогической психологии главной фигурой выступил К.Д. Ушинский. Неоценимым вкладом в мировую науку о воспитании и образовании явился его фундаментальный труд "Человек как предмет воспитания. Опыт педагогической антропологии (1868-1869)". Это была первая попытка обобщения достижений человековедческих наук и осмысления их с точки зрения педагогики и психологии. К.Д. Ушинский был глубоко убежден, что психология в отношении своей приложимости к педагогике и к своей необходимости для педагога занимает первое место между всеми науками. Каждый педагог является психологом, изучавшим своего воспитанника, развивающим все стороны его личности. Главной проблемой педагогической психологии в теории К.Д. Ушинского является проблема развития нравственно-волевых качеств российского учителя. Исходя из исторических и культурных предпосылок он выдвинул требование - развить российские национальные традиции обучения и воспитания. При этом использовал достижения западной педагогики, что позволило выдвинуть тезис о правомерности сосуществования систем образования всех народов. Однако, проявляя определенную меру интернационализма в психологии и педагогике, К.Д. Ушинский исповедовал идею развития национального менталитета в теории и практике обучения и воспитания. Носителем и транслятором народных традиций, нравственности и психолого-педагогической культуры должен выступать педагог, поскольку педагогические частности могут свободно переходить от одного народа к другому.

Важным инструментом приобщения к нравственности, к идеям народного воспитания и образования является родной язык. Учитель, говоря на родном для ребенка языке, приобщает его к "творческой силе народного духа..., учит любить отчизну, ее воздух, ее леса и реки..., ее бури и грозы, весь тот глубокий, полный мысли и чувства голос родной природы". К.Д. Ушинский подмечает, что родной язык, на котором говорит педагог, не только выражает жизненность народа, но и обеспечивает историческую связь поколений, формирует педагогические традиции, духовно обогащает как воспитанника, так и воспитателя, формирует его педагогические мировоззрение, основанное на знании культуры и психологической самобытности народа.

Модели педагогического процесса, предложенные К.Д. Ушинским, могли строиться только на базе глубокого знания человека. Он выдвигает психологический тезис о том, что "если педагогика хочет воспитать человека во всех отношениях, то она должна прежде узнать его тоже во всех отношениях". Разрабатывая вопрос о подготовке учителей, он опубликовал статью "Проект учительской семинарии", в которой предлагает путь подготовки учителей начальных школ. В основе этого проекта лежат те психологические ориентиры, которым должен отвечать народный учитель. Одним из главных требований К.Д. Ушинского является фундаментальная психолого-педагогическая подготовка и ее адаптация к "практической школе". Реализация психологических знаний и умений через практику в школе означает, что педагог будет вести объективные психологические исследования личности, не приписывая реальным детям желательных качеств, не идеализируя их успехи и поведение.

К.Д. Ушинский способствовал появлению целой плеяды педагогов и психологов, оказавших влияние на становление педагогической психологии в конце XIX столетия и психологические воззрения просветителей XX века. Рамки одной статьи не позволяют дать подробный анализ взглядов преемников и последователей К.Д. Ушинского. Предварительные выводы свидетельствуют, что российская педагогическая психология, оформившаяся к 90-м годам XIX века, выдвинула задачу формирования педагога, способного к психологическому изучению личности, развитие нравственной культуры и национального характера воспитанника.

Конец XIX века характеризуется изменением социальной ситуации в обществе. На смену подъему и реформированию пришли реакционные тенденции, нацеливающие Россию на поиск самобытных путей развития и "закрытость" от внешнего мира. В стране наметился упадок общественной жизни и появился интерес к искусству, мистицизму, позитивизму, идеализму. Это оказало влияние на развитие психолого-педагогических идей и педагогическую практику. Современные историки, переосмысливая эпоху конца XIX века, дают достаточно противоречивые суждения об особенностях развития основных идей педагогической психологии в этот период. Разочарование в положительной науке и поворот к религии, к мистике, характерные для этого периода, явились закономерным процессом, следствием чрезмерных ожиданий, возлагаемых на естествознание и другие положительные науки. Невозможность получения немедленного результата бросила многих ученых в другую крайность - полному отказу от объективного исследования психики. Тем не менее, к концу XIX века в русской психолого-педагогической науке не только сформировались основные области научной деятельности, но и были накоплены значительные данные, позволявшие сформулировать новые теоретические и практические проблемы педагогической психологии.

Рождение педагогической психологии и окончательное становление ее категориального аппарата произошло в преддореволюционный период, который в нашем исследовании условно назван вторым этапом становления педагогической психологии. В России на рубеже двух веков сложилась кризисная поляризация общественных, научных и идеологических сил, которая коснулась психологической науки, педагогической практики и личности учителя.

Взгляды ведущих психологов и психологические теории начала века условно разделились на три научных направления: естественнонаучное, экспериментальное и эмпирическое (прикладное). Не останавливаясь на подробной характеристике первых двух направлений, обратим внимание на особенности эмпирического, так как именно и ему присуще стремление превратить психологию в науку, носящую прикладной характер, наиболее эффективно обеспечивающий воспитание и обучение. Важнейшей отраслью эмпирического (прикладного) направления явилась педагогическая психология, представленная в науке конца XIX века начала XX века такими яркими именами, как П.Ф. Каптерев, П.Ф. Лесгафт, А.П. Нечаев, И.А. Сикорский, М.М. Рубинштейн, А.Ф. Лазурский и др.

Особая роль в становлении дисциплинарного статуса педагогической психологии принадлежит великому российскому ученому П.Ф. Каптереву. Еще в 1877 году П.Ф. Каптерев ввел в научный обиход термин "педагогическая психология" и обозначил проблему педагога как главную в ракурсе данной науки. Б.Г. Ананьев справедливо называл П.Ф. Каптерева первооткрывателем в Российской науке глубинных связей между психологией и педагогикой, создателем "перехода от психологии к педагогике". В фундаментальном труде "Новая русская педагогия и ее главнейшие идеи, направления и деятели" сформулирована особенно важная с точки зрения П.Ф. Каптерева задача образования - задача формирования яркой, нестандартной личности. "Разумным и истинным образование не станет до тех пор, пока не перестанут искать для него основ вне воспитываемой личности, вне самостоятельной и творческой работы ее сознания”.

В конце XIX века была провозглашена идея создания педагогической психологии, которая нашла отклик в сознании прогрессивной общественности. Это нашло выражение в целой серии опубликованных работ Н.Е. Румянцева, М.М. Рубинштейна, И.А. Сикорского, П.А. Соколова, А.П. Нечаева, К.Н. Вентцеля, Н.Д. Виноградова, Н.Н. Ланге, П.Ф. Лесгафта и др. В предреволюционный период были выпущены серии книг: "Библиотека педагогической психологии", "Научно-популярная педагогическая библиотека", "Философско-педагогическая библиотека", где освещались проблемы педагогического взаимодействия, личностной свободы и личностного роста воспитателя и воспитанника. С 1906 по 1916 год в России состоялось пять съездов по педагогической психологии. Основная суть вопросов сводилась к необходимости воспитать всех без учета сословных и имущественных различий, к анализу эмпирических фактов и теоретических построений в организации обучения воспитания и развития, к формулировке профессионально-педагогических требований.

После революции, к началу 20-го года, педагогическая психология получила приоритетное развитие в силу ряда причин социально- политического характера. Для этого периода был характерен массовый психологический энтузиазм, повсеместное открытие психологических лабораторий и институтов, интенсивное формирование научных школ и направлений, ориентированных на решение задач образовательной практики.

В это время была создана новая научная парадигма развития педагогики и психологии. Ее основание строилось на культурно-исторической концепции Л.С. Выготского. Заслуга ученого в том, что он один из первых использовал исторический принцип для анализа сущности педагогической деятельности. Согласно концепции Л.С. Выготского, источником для развития ребенка выступает среда. На долю учителя выпадает роль организатора социальной среды, выступающей главным воспитательным фактором. Л.С. Выготский ввел в научный обиход понятие "системы активности" человека. "Система активности учителя" транслируется воспитанникам, она может выступать как запрещающая действия, а может стимулировать ответную активность благодаря "психическим орудиям - знакам". Активность педагога направлена на то, чтобы уберечь ребенка от негативного влияния среды, упорядочить социальный опыт, наполнить его позитивным содержанием и тем самым создать условия для личностного развития, для проникновения "социальности внутрь сознания" и изменения его сущности через внедрение и распространение лучших образцов человеческого опыта. Л.С. Выготский первый призвал учителей ориентироваться на личностно-развивающее обучение. В педагогической психологии начали складываться и развиваться научные школы и направления (Л.И. Божович, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин и др.). Однако несомненно, что все они были ориентированы на систему научных взглядов и концепций Л.С. Выготского.

Третий этап развития педагогической психологии завершился в 1935г. после постановления, вычеркнувшего педологию из системы наук о ребенке. Начался новый, наиболее тяжелый этап - жесткой идеологизации и командного администрирования, ломки сознания учителей и учеников, диктата и опеки.

О самостоятельности педагогической психологии как науки, формирующейся в этот основной для ее становления период, сви-детельствует не только использование тестовой психодиагности-ки, широкое распространение школьных лабораторий, экспери-ментально-педагогических систем и программ, возникновение пе-дологии, но и попытки научной рефлексии образовательного процесса, его строгого теоретического осмысления, реализация чего началась на четвертом этапе развития педагогической психо-логии - с 50-х годов.

Так, в 1954 г. Б. Скиннер вы-двинул идею программированного обучения, а в 60-х годах Л.Н. Ланда сформулировал теорию его алгоритмизации. Затем В. Оконь, М.И. Махмутов построили целостную систему про-блемного обучения. Это, с одной стороны, продолжило разработ-ку системы Дж. Дьюи, полагавшего, что обучение должно идти через решение проблем, а с другой - соотносилось с положени-ями О. Зельца, К. Дункера, С.Л. Рубинштейна, А.М. Матюшки-на и др. о проблемном характере мышления, его фазности, о при-роде возникновения каждой мысли в проблемной ситуации (П.П. Блонский, С.Л. Рубинштейн).

В 50-е годы появились пер-вые публикации П.Я. Гальперина и затем Н.Ф. Талызиной, в которых излагались исходные позиции теории поэтапного форми-рования умственных действий, впитавшей в себя основные дости-жения и перспективы педагогической психологии. В это же вре-мя разрабатывается теория развивающего обучения, описанная в работах Д.Б. Эльконина, В.В. Давыдова на основе общей теории учебной деятельности (сформулированной этими же учеными и развиваемой А.К. Марковой, И.И. Ильясовым, Л.И. Айдаровой, В.В. Рубцовым и др.).

В этот же период С.Л. Рубинштейн в «Основах психологии» дал развернутую характеристику учения как усвоения знаний. Усвоение с разных позиций детально разрабатывалось далее Л.Б. Ительсоном, Е.Н. Кабановой-Меллер и др., а также в рабо-тах Н.А. Менчинской и Д.Н. Богоявленского (в рамках концеп-ции экстериоризации знаний). Появившаяся в 1970 г. книга И. Лингарта «Процесс и структура человеческого учения» и в 1986 г. книга И.И. Ильясова «Структура процесса учения» позволили сде-лать широкие теоретические обобщения в этой области.

Заслуживает внимания возникновение принципиально ново-го направления в педагогической психологии -- суггестопедии, суггестологии Г.К. Лозанова (60--70-е годы). Его основой явля-ется управление педагогом неосознаваемыми обучающимися психическими процессами восприятия, памяти. В дальнейшем был разра-ботан метод активизации резервных возможностей личности (Г.А. Китайгородская), группового сплочения, групповой дина-мики в процессе такого обучения (А.В. Петровский, Л.А. Карпен-ко).

Все многообразие этих теорий (Зимняя И.А. Педагогическая психология. - М.”Логос”, 1999 г. - с. 7-21), однако, имело один общий момент -- решение задачи теоретического обос-нования теории, наиболее адекватной, с точки зрения их авто-ров, требованиям общества к системе обучения (или учения, учебной деятельности). Соответственно формировались опреде-ленные направления обучения. В рамках этих направлений вы-явились и общие проблемы: активизация форм обучения, педа-гогическое сотрудничество, общение, управление усвоением зна-ний, развитие обучающегося как цель и др.

В этот период формирование предпосылок перехода педаго-гической психологии на новую стадию своего развития с исполь-зованием компьютерной техники соотносится с решением глобаль-ной проблемы перехода человечества в XXI век Человека, век гуманитарной эпохи, где развитие человека - свободного пользователя и созидателя новых информационных технологий обеспечивает ему свободу действий в новом постиндустриальном, информационном пространстве.

Блок 1. ЛИЧНОСТЬ УЧАЩЕГОСЯ

План изложения

Сегмент 1. Образовательные системы и развитие личности.

Социализация личности .

Сегмент 2. Самоактуализация и самотрансценденция личности.

Социализация агрессии. Я-концепция и самооценка школьника.

Сегмент 1- I.1. Образовательные системы и развитие личности.

Введение.

Предметом педагогической психологии являются факты, ме-ханизмы, закономерности освоения социокультурного опыта че-ловеком и вызываемые этим процессом освоения изменения в уровне интеллектуального и личностного развития человека (ре-бенка) как субъекта учебной деятельности, организуемой и уп-равляемой педагогом в разных условиях образовательного про-цесса. В частности, педагогическая психология «изучает зако-номерности овладения знаниями, умениями и навыками, иссле-дует индивидуальные различия в этих процессах, изучает за-кономерности формирования у школьников активного самосто-ятельного творческого мышления, те изменения в психике, которые происходят под влиянием обучения и воспитания», т.е. формирование психических новообразований. В широ-ком смысле слова предметом науки является то, что она изуча-ет в объекте (И.А.Зимняя. Педагогическая психология. - М. “Логос”, 1999 г. - с.22-23). Приведенное определение красноречиво свидетель-ствует о сложности, многоаспектности и неоднородности пред-мета педагогической психологии.

Задачи педагогической психологии.

В целом педагогическая психология выявляет, изучает и опи-сывает психологические особенности и закономерности интел-лектуального и личностного развития человека в разных усло-виях учебно-воспитательной деятельности, образовательного процесса. Конкретными задачами педагогической психологии яв-ляются: раскрытие механизмов и закономерностей обучающего и воспитывающего воздействия на интеллектуальное и личност-ное развитие обучаемого; определение механизмов и закономерностей освоения обу-чающимся социокультурного опыта, его структурирования, со-хранения (упрочивания) в индивидуальном сознании обучающе-гося и использования в различных ситуациях; определение связи между уровнем интеллектуального и личностного развития обучающегося и формами, методами обучающего и воспитывающего воздействия (сотрудничество, активные формы обучения и др.); определение особенностей организации и управления учеб-ной деятельностью обучающихся и влияние этих процессов на их интеллектуальное, личностное развитие и учебно-познаватель-ную активность; изучение психологических основ деятельности педагога, его индивидуально-психологических и профессиональных ка-честв; определение механизмов, закономерностей развивающе-го обучения, в частности развития научного, теоретического мышления; определение закономерностей, условий, критериев усво-ения знаний, формирование операционального состава деятель-ности на их основе в процессе решения разнообразных задач; определение психологических основ диагностики уровня и качества усвоения и их соотнесения с образовательными стан-дартами; разработка психологических основ дальнейшего совер-шенствования образовательного процесса на всех уровнях обра-зовательной системы.

Структура педагогической психологии.

Предмет каждой отрасли научного знания определяет и ее струк-турную организацию, т.е. те разделы, которые входят в данную науку. Традиционно педагогическая психология рассматривает-ся в составе трех разделов: психологии обучения, психологии воспитания, психологии учителя. В этот предмет входят многие аспекты психологии личности, коллектива, сотруд-ничества, аспекты возрастной и социальной психологии, психофизиологии. Но поскольку эти аспекты рассматриваются применительно к процессу и результату образования, они и составля-ют предмет педагогической психологии. Такое толкование педа-гогической психологии может быть соотнесено с современным рассмотрением всего многообразия ее предмета отраслью знаний, называемой психологией образования или теорией обучения, где само обучение понимается как дву-сторонний процесс преподавания и научения (учения).

Под обучением в современной науке и педагогической практике понимаются ак-тивный целенаправленный процесс передачи (трансляции) обучающемуся социокультурного опыта предыдущих поколений (знаний, норм, обобщенных способов действий и т.д.) и органи-зация освоения этого опыта, а также возможности и готовности применить этот опыт в различных ситуациях. Обучение соответственно предполагает в качестве своего условия процесс на-учения или учения как освоение этого опыта.

Воспитание есть целенаправленное воздействие (в процессе обучения, параллельно с ним или вне его) на человека с целью фор-мирования у него определенных (рассматриваемых обществом в каждый данный исторический период его развития как социально значимых, позитивных) ценностных ориентации, принципов поведения, систем оценок, отношения к себе, к другим людям, к труду, к обществу, к миру. Воспитание рассматривается как целостное воздействие всей об-разовательной среды, хотя в аналитических и педагогиче-ских целях оно дифференцируется на нравственное, эстетичес-кое, трудовое, физическое и т.д.

Взаимосвязь понимаемых таким образом процессов обучения и воспитания может быть, по крайней мере, четырех типов:

1. Воспитание неотрывно от обучения, в процессе которого оно осуществляется (через содержание, формы, средства обуче-ния). Это именно тот тип отношения между двумя этими процессами, в котором они как бы сливаются воедино. «Обучая, мы вос-питываем, воспитывая, мы обучаем», -- отмечал С.Л. Рубинштейн. В такой форме воспитание входит в учебный процесс, который определяется в этом случае как воспитывающее обучение. Имен-но оно преимущественно и рассматривается педагогической пси-хологией.

2. Воспитание осуществляется в образовательном процессе определенной системы или учреждения и вне обучения, параллель-но ему (кружки, общественная работа, трудовое воспитание). Здесь должны подкрепляться все эффекты обучения, и в свою очередь обучение должно действовать на воспитание.

3. Воспитание осуществляется вне образовательного процесса (но в соответствии с его общими целями и ценностями) семь-ей, трудовым коллективом, группой, общностью, где происходит и некоторое стихийное обучение и научение.

4. Воспитание осуществляется и другими (не образователь-ными) учреждениями, общностями (клубы, дискотеки, компании и т.д.), сопровождаясь стихийным, а иногда и целенаправленным обучением и научением. Такое часто жесткое жизненно реалистичное именно на момент воздействия воспитание старшими, сверстниками часто оказывается решающим.

Естественно, что три последние формы воспитания в его от-ношении к процессу обучения должны рассматриваться в специ-альном разделе психологии и педагогики, а не только и не столько педагогической психологией. Для педагогической пси-хологии воспитание органично включено в процесс обучения посредством его содержания, форм и методов.

По (И. А. Зимняя. Педагогическая психология. - М. “Логос”, 1999 г. - с.25-28), структура педа-гогической психологии в приведенном определении ее предме-та и с рассмотренной выше позиции включает:

1) психологию образовательной деятельности (как единства учебной и педагогической деятельности);

2) психологию учебной деятельности и ее субъекта -- обуча-ющегося (ученика, студента);

3) психологию педагогической деятельности (в единстве обучающего и воспитывающего воздействия) и ее субъекта (учи-теля, преподавателя);

4) психологию учебно-методического сотрудничества и общения

Очевидно, что данная структура расширяет область исследований педагогической психологии, но в то же время, по своей сути, остается традиционной (обучение, воспитание, ученик, учитель).

В целом же, сохраняются две основные тенденции в развитии педагогической психологии: одни психологи исследуют личность индивидуума, оторванного от коллектива, другие же акцент делают на изучение социальных групп, коллектива, не забывая о том, что он состоит из конкретных личностей со своими индивидуальными особенностями. Во всяком случае, исследование детских коллективов, взаимоотношений детей в коллективах, личностных особенностей членов групп остается в центре внимания современной педагогической психологии.

Образовательные системы и развитие личности.

К образовательным системам относятся такие социальные институты, как на-чальная и средняя школа, профессиональные училища, техникумы, высшая про-фессиональная школа, различные курсы повышения квалификации и переподго-товки кадров и т. д.

Образовательные системы, как и любые системы вообще, имеют свою структуру, состоящую из определенных взаимосвязанных элемен-тов. Взаимодействие различных элементов образовательной системы или ее под-систем направлено на достижение общей для системы цели, общего позитивного результата. Такая конечная цель любой образовательной системы заключается в обучении, воспитании и развитии личности. Мерилом достижения этой цели является результат, который, в конце концов, всегда надо искать в личности вы-пускника, а не в безличных новообразованиях типа технологий обучения, мето-дик воспитания, организации учебного процесса, создания материальной базы и т. п.

Некоторые виды образовательной системы, например, психологическая служба как подсистема, могут и должны иметь свои специфические задачи. Но эти задачи есть лишь конкретизация общей цели, ее трансформация и специали-зация в качестве психологических, педагогических, методических и других за-дач. Можно сказать, что все элементы образовательной системы не просто вклю-чены в процесс взаимодействия, но главной особенностью их связи является взаимодействие, направленное на достижение таких целей, как обучение, вос-питание и развитие личности.

Развитие учащегося как личности, как субъекта деятельности является важ-нейшей целью и задачей любой образовательной системы и может рассматри-ваться в качестве ее системообразующего компонента. Однако в современной школьной практике «развитие» вовсе не всегда понимается как комплексная за-дача: имеется налицо явный и сильный дисбаланс во внимании к соотношению проблем интеллектуального (1) и личностного (2) развития, при несомненном перевесе первого аспекта. Более того, проблема «развития» зачастую как задача осознанно вообще не ставится, а проблема развития подменяется вопросом о передаче знаний учащимся. Между тем школа, будучи начальным социальным институтом, должна гото-вить к жизни. А жизнь -- это не только академические знания. Социализация не сводится лишь к передаче сведений об основах наук.

Школьное развитие челове-ка как личности и субъекта деятельности обязательно предполагает: 1) развитие интеллекта, 2) развитие эмоциональной сферы, 3) развитие устойчивости к стрессорам, 4) развитие уверенности в себе и самопринятия, 5) развитие позитивного отношения к миру и принятия других, 6) развитие самостоятельности, автономно-сти, 7) развитие мотивации самоактуализации, самосовершенствования. Сюда же относится и развитие мотивации учения как важнейшего элемента мотивации саморазвития.

Все эти идеи, вместе взятые, можно назвать позитивной педагогикой или гуманистической психологией воспитания и обучения. Их практическая реали-зация в школьной практике немыслима без участия психологов и требует даль-нейшего динамичного формирования системы школьной психологии (“Социальная педагогическая психология” А.А.Реан, Я.Л. Коломинский. - Серия “Мастера психологии”, С-П, “Питер”, 1999 г. - с. 31-32).

Социализация личности. Человек -- существо социальное. С первых дней своего существования он окру-жен себе подобными, включен в разного рода социальные взаимодействия. Пер-вый опыт социального общения человек приобретает еще до того, как начинает говорить. Будучи частью социума, человек приобретает определенный субъектив-ный опыт, который становится неотъемлемой частью личности. Социализация -- это процесс и результат усвоения и последующего активного воспроизвод-ства индивидом социального опыта. Процесс социализации неразрывно связан с общением и совместной деятельностью людей. Вместе с тем, с точки зрения психологии, социализация не может рассматриваться как механическое отраже-ние непосредственно испытанного или полученного в результате наблюдения социального опыта. Усвоение этого опыта субъективно: восприятие одних и тех же социальных ситуаций может быть различным. Разные личности могут выно-сить из объективно одинаковых ситуаций различный социальный опыт. На этом положении основывается единство двух противоположных процессов -- социа-лизации и индивидуализации.

Процесс социализации может осуществляться как в специальных социальных институтах, так и в различных неформальных объединениях. К специальным со-циальным институтам, одной из важнейших функций которых является социали-зация личности, относятся школа, профессиональные учебные заведения (профтехучилища, техникумы, вузы), детские и молодежные организации и объединения. Важнейшим институтом социализации личности является семья. Социализация может носить как регулируемый, целенаправленный, так и нерегулируемый, сти-хийный характер.

Как в этой связи соотносятся понятия «воспитание» и «социализация»? Вос-питание по существу представляет собой управляемый и целенаправленный процесс социализации. Однако было бы большим упрощением представлять себе дело так, будто в официальных социальных институтах (например, в шко-ле) социализация всегда имеет целенаправленный характер, а в неформальных объединениях -- наоборот. Возможность одновременного существования социа-лизации и как целенаправленного, и как нерегулируемого процесса можно пояс-нить с помощью следующего примера. Конечно, на уроке в школе приобретают-ся важные знания, многие из которых (особенно по общественным и гуманитар-ным дисциплинам) имеют непосредственное социальное значение. Однако уче-ник усваивает не только материал урока и не только те социальные правила, которые декларируются учителем в процессе обучения и воспитания. Ученик обогащает свой социальный опыт за счет того, что с точки зрения учителя или воспитателя может показаться сопутствующим, «случайным». Происходит не только закрепление определенных правил и норм, но и присвоение реально ис-пытываемого или наблюдаемого опыта социального взаимодействия учителей и учеников как между собой, так и внутри социальной группы. И этот опыт мо-жет быть как позитивным, то есть совпадать с целями воспитания (в этом слу-чае он лежит в русле целенаправленной социализации личности), так и нега-тивным, то есть противоречащим поставленным целям.

Социализация подразделяется на первичную и вторичную. Принято считать, что первичная социализация представляет собой нечто гораздо большее, чем про-сто когнитивное обучение, и связана с формированием обобщенного образа дей-ствительности. Характер же вторичной социализации определяется разделением труда и соответствующего ему социального распределения знания. Иначе говоря, вторичная социализация представляет собой приобретение специфическо-ролевого знания, когда роли прямо или косвенно связаны с разде-лением труда. Существует и несколько иное представление, в рамках которого социализация рассматривается как двунаправленный процесс, означающий становление человека как личности и как субъекта деятельности. Конечной целью подобной социализации является формирование индивидуаль-ности.

Социализация не есть антипод индивидуализации, якобы ведущий к нивелиро-ванию личности, индивидуальности человека. Скорее наоборот, в процессе социа-лизации и социальной адаптации человек обретает свою индивидуальность, но чаще всего сложным и противоречивым образом. Мы уже говорили, что усвое-ние социального опыта всегда субъективно. Одни и те же социальные ситуации по-разному воспринимаются и по-разному переживаются различными людьми, имеют далеко не одинаковые последствия. Соответственно и социальный опыт, который выносится из объективно одинаковых ситуаций, может быть существенно различным.

Таким образом, социальный опыт, лежащий в основе процесса социа-лизации, не только субъективно усваивается, но и активно перерабатывается, становясь источником индивидуализации личности. Распространенная в психо-логии личности (и в науках о личности в целом) парадигма «от социального к индивидуальному», несомненно, имеет серьезные основания и глубокий смысл. Однако ее прямолинейное понимание и соответствующее развитие лишают чело-века субъектного начала или же рассматривают его как незначимое. Исходя из таких предпосылок, невозможно построить подлинную психологию личности. Нельзя не учитывать того, что человек -это прежде всего субъект социального развития и, что не менее важно, активный субъект саморазвития. Важно не только говорить об усвоении социального опыта индивидом, но и рассматривать личность в качестве активного субъекта социализации. В данном контексте наиболее продуктивна идея, согласно которой индивид социален изначально и потому способен развиваться в самых разнообразных направлениях, а не только от общественного к индивидуальному. Стремясь избе-жать крайностей, мы хотели бы подчеркнуть, что дальнейшее становление этого подхода в психологии не предполагает полного отказа от концепции развития личности в процессе социализации.

Если рассматривать социальность как врожденное свойство индивида, то и процесс социальной адаптации следует определить как активно-развивающий, а не только как активно-приспособительный. Именно здесь будет уместно заметить, что всякому процессу развития присуща внутренняя динамика приобретений и потерь.

Процесс социализации не прекращается и в зрелом возрасте. По характеру своего протекания социализация личности относится к процессам «с неопреде-ленным концом», хотя и с определенной целью. И процесс этот не прерывается на протяжении всего онтогенеза человека. Отсюда следует, что социализация не толь-ко никогда не завершается, но и «никогда не бывает полной». Возможно, кто-то увидит в этом основу для пессимизма, ставящего под сомнение достижение совершенства. Нам же представляется, что здесь больше заложено позитивных тенденций, ибо отмеченную незавершенность и неполноту развития можно проинтерпретировать как свидетельство бесконечности и неогра-ниченности самораскрытия личности.

Сегмент 2. - I.2. Самоактуализация и самотрансценденция личности

Потребность в саморазвитии, самоактуализации есть основополагающее свойство зрелой личности. Идея саморазвития и самореализации является централь-ной или, по крайней мере, чрезвычайно значимой для многих современных концепций о человеке (А. Маслоу, К. Роджерс, Э. Фромм, К. А. Абульханова-Славская, А. Г. Асмолов, А. В. Брушлинский, В. П. Зинченко, Е. Б. Моргунов и др.). Напри-мер, она занимает ведущее место в гуманистической психологии, которая считает-ся одним из наиболее мощных и интенсивно развивающихся направлений совре-менной психологической науки и практики.

Стремление к саморазвитию не есть idee fixe о достижении абсолютного идеала. Идеальным быть трудно, да и вряд ли нужно. На уровне обыденного сознания можно согласиться с мыслью, что, пожалуй, труднее только жить с идеальным человеком. Но постоянное стремление к саморазвитию - это нечто иное.

Актуальная потребность в саморазвитии, стремление к самосовершенствова-нию и самореализации представляют огромную ценность сами по себе. Они являются показателем личностной зрелости и одновременно условием ее до-стижения. Кроме всего прочего, саморазвитие есть источник долголетия челове-ка. При этом речь идет об активном долголетии, и не только физическом, но и социальном, личностном. Постоянное стремление к саморазвитию не только приносит и закрепляет успех на профессиональном поприще, но и способствует профессиональному долголетию, что неоднократно подтверждалось эксперимен-тальными данными.

Идея саморазвития и самоактуализации, взятая «в чистом виде», является недостаточной для построения психо-логии личностной зрелости. Для этого необходимо представление о самоактуали-зации и самотрансценденции как о едином процессе, основанном на эффекте до-полнительности - так называемой «суперпозиции».

Феномен самотрансценденции человеческого существования занимает важное место как в гуманистической психологии (А. Маслоу, и особенно, В. Франкл), так и в экзистенциально-гуманистической философии (Ж.-П. Сартр). При этом са-мотрансценденцию связывают с выходом человека за пределы своего «Я», с его преимущественной ориентацией на окружающих, на свою социальную деятель-ность, иными словами, на все, что так или иначе нельзя отождествить с ним самим.

Существует мнение, что в гуманистической психологии, с ее доминирующей направленностью на раскрытие потенциала человека, на достижение самоиден-тичности и самопринятия, потенциально заложен риск эгоцентризма. При этом идея самотрансценденции как бы забывается. Впрочем, у разных представителей гуманистической психологии она занимает далеко не одинаковое место. Напри-мер, у К. Роджерса ей не отводится столь значимая роль как, скажем, у А. Маслоу.

Самотрансценденция означает, что человек в первую очередь вступает в некое отношение с внеположной реальностью. В более категоричной форме эта мысль сформулирована в утверждении: «Быть человеком -- значит быть направленным не на себя, а на что-то иное» (“Социальная педагогическая психология” А.А.Реан, Я.Л. Коломинский. - Серия “Мастера психологии”, С-П, “Питер”, 1999 г. - с. 34-36).

Так или иначе, но категоричное противопоставление самотрансценденции и самоактуализации как двух альтернатив нецелесообразно. Сила гуманистического подхода и перспективы его развития состоят в органичном соединении этих начал. К сожалению, данной проблеме уделяется пока недостаточно внимания даже в самой гуманистической психологии, несмотря на то, что ее важность осознается учеными уже давно.

Гуманистами (Э. Фромм “Анатомия человеческой деструктивности”, - М., “Республика”, 1994 г.; А. Г. Маслоу “Дальние пределы человеческой психики”, - М. “Евразия”, 1972 г.) отмечается, что самоактуализации способствуют: работа; служение делу или любовь к другому человеку; утверждение собственной жизни, счастья, свободы человека коренится в его спо-собности любить, причем любовь неделима между «объектами» и собственным «Я».

Когда-то Иммануил Кант вывел определение смысла человеческого бытия и сформулировал, что целью человеческого существования является как собственное совершенство, так и благополучие окружающих, ибо поиск одного лишь «личного счастья» приводит к эгоцентризму, тогда как постоянное стремление к «совершенствованию других» не приносит ничего, кроме неудовлетворенности.

Социализация агрессии

Рассмотрение этого вопроса уместно будет начать с определения основного по-нятия. Под агрессией мы будем понимать любые намеренные действия, которые на-правлены на причинение ущерба другому человеку, группе людей или живот-ному. Если говорить о внутривидовой агрессии, то определение становится еще более кратким и связывается с причинением ущерба другому человеку или группе людей. Несмотря на расхождения в интерпретации агрессии у разных авторов, идея причинения ущерба (вреда) другому субъекту присутствует прак-тически всегда. Отличия в определении агрессии обычно связаны с другими, но также очень важными критериями. Так, Э. Фромм определяет агрессию более широко - как нанесение ущерба не только человеку или жи-вотному, но и любому неодушевленному предмету.

В противоположность этому, распространена концепция агрессии, фиксируя внимание на данном критерии, рассматривает в качестве агрессивных только те действия, в результате кото-рых страдают лишь живые существа. Такая точка зрения кажется рациональнее, хотя и требует уточнения: ущерб человеку можно нанести, и причинив вред любому неживому объекту, от состояния которого зависит физическое или психологическое благополучие человека.

Понятия «агрессия» и «агрессивность» несинонимичны. Под агрессивностью понимают свойство личности, выражающееся в го-товности к агрессии. Таким образом, агрессия есть совокупность определен-ных действий, причиняющих ущерб другому объекту, тогда как агрессивность - это личностная особенность, выражающаяся в готовности к агрессивным действиям в отношении другого.

Агрессивность включает в себя и готовность (склон-ность) воспринимать и интерпретировать поведение другого как враждебное. В этом плане, очевидно, можно говорить о потенциально агрессивном восприя-тии и потенциально агрессивной интерпретации как об устойчивых для некото-рых людей особенностях мировосприятия и миропонимания.

Существующие на сегодняшний день теории агрессии по-разному объясняют причины и механизмы агрессивного поведения человека. Одни из них связывают агрессию с инстинктивными влечениями (3. Фрейд, К. Лоренц), в других аг-рессивное поведение трактуется как непосредственная реакция на фрустрацию (Дж. Доллард, Л. Берковитц), в третьих агрессия рассматривается как результат социального научения (А. Бандура). Имеется также множество модификаций и разновидностей этих подходов. Существующие экспериментальные данные в той или иной мере подтверждают все основные теории агрессии.

Социализация агрессии есть процесс и резуль-тат усвоения навыков агрессивного поведения и развития агрессивной го-товности личности в ходе приобретения индивидом социального опыта. Иссле-дования Орегонского центра социального научения, в частности, показали, что для семей, из которых выходят высокоагрессивные дети, характерны особые вза-имоотношения между членами семьи. Эти взаимодействия развиваются по прин-ципу «расширяющейся спирали», поддерживающей и усиливающей агрессивные способы поведения. Достоверно установлено, что жестокое обращение с ребен-ком в семье не только повышает агрессивность его поведения в отношениях со сверстниками, но и способствует развитию склон-ности к насилию в более зрелом возрасте, превращая физическую агрессию в жизненный стиль личности.

В пользу концепции соци-ального научения говорит и то, что ребенок, как правило, не выбирает агрессию осознанно, а отдает ей предпочтение, не имея навыка конструктивных решении своих проблем.

Вероятно, в этом же ключе онтогенетической детерминации агрессии следу-ет интерпретировать и относительно недавно полученные данные о высоком уровне агрессии в группе внешне вполне благополучных старше-классников. Как оказалось, высокие показатели по параметру спонтанная агрессия имеют 53 % обследованных, а достоверно низкие - только 9 %. У остальных показатели на уровне средней нормы.

Что же понимается здесь под «спонтанной агрессией»? Спонтанная агрессия - это подсознательная радость, которую испытывает личность, наблюдая трудности у других. Такому человеку доставляет удовольствие демонстрировать окружающим их ошибки. Это спонтанно возникающее, немотивированное желание испортить кому-то настроение, досадить, разозлить, поставить в тупик своим вопросом или ответом.

Высокие показатели по другому параметру - реактивная агрессия - имеют 47 % об-следованных, а низкие -- только 4 %. Это - проявление агрессивности при взаимодействии, при общении, возникающее в качестве типичной реакции. Таких людей отличает недоверчивость. Обид они просто так, как правило, не прощают и долго их помнят. Бросаются в глаза конфликтность личности, яркая агрессивность в отстаивании своих интересов. Наконец, на все это накладываются показатели раздражительности - 56 % высоких и только 4 % низких. Как известно, раз-дражительность - это эмоциональная неустойчивость, вспыльчивость, быстрая потеря самообладания. Неадекватно резкую реакцию часто вызывают даже мелочи.

Нельзя назвать эти данные отрадными. Общество, больное агрессией и нетер-пимостью, заражает и свое молодое поколение. Опасность состоит в том, что у нового поколения болезнь может стать врожденной и массовой, превратиться из социальной патологии в социальную норму.

Было бы целесообразно различать типы ординарной и парадоксальной социализации агрессии. Ординарная социализация агрессии - это непосредственное усвоение навыков агрессивного поведения и развития аг-рессивной готовности личности либо в результате прямого, деятельного опыта, либо как следствие наблюдения агрессии. Заметим попутно: имеется множество экспериментальных данных, из которых следует, что научение посредством на-блюдения оказывает на личность даже большее влияние, чем непосредственный деятельный опыт. При парадоксальной социализации агрессии соответствующие изменения личности происходят вне зависимости от наличия непосредственного опыта агрессивного взаимодействия или наблюдения агрессии. Агрессивность как устойчивая личностная характеристика в данном случае формируется вследствие значительного опыта подавления возможностей самореализации. Причем имеет-ся в виду, что это подавление осуществляется вне агрессивного контекста, без проявления физической или вербальной агрессии или враждебности.

Напротив, блокирование актуальных личностных потребностей чаще всего связано с излишней «заботой» о личности, о «ее интересах», как это имеет место, например, при социализации личности в рамках стратегии, описываемой как «гиперопека». Таким образом, парадоксальную социализацию агрессии можно рассматривать как агрессивный след социального опыта, лишающего личность самостоятельности. Косвенным подтверждением предлагаемого подхода являются нетривиальные данные о наличии вполне определенной, прямой связи между такими личностными качествами, как «застенчивость» и «спонтанная агрессивность».

Агрессия адаптивная и неадаптивная. Как наука естественная, психология могла бы отказаться от оценки агрессии по принципу «плохо или хорошо». Но, являясь одновременно и гуманитарной отрас-лью, психология не может игнорировать проблему оценки агрессии. В этом вопросе эволюционно-генетический и этико-гуманистический подходы занимают прямо противоположные позиции. В целом, отдавая предпочтение этико-гуманистической концепции, нельзя не при-знать, хотя бы в определенной мере, обоснованности представлений об адаптив-ной функции агрессии.

Главная трудность состоит в ответе на вопрос, что считать нормой. Кроме того, как интерпретиро-вать неизбежно возникающее понятие «недостаточный уровень агрессивности личности»? «Ненормальная» агрессивность (гипо- или гипервыраженная), в конце концов, требует разработки психокоррекционных и воспитательных программ, на-правленных на ее доведение до нормального уровня (будь то понижение или повышение). В теоретическом плане при описании уровневой структуры агрес-сии более адекватным может оказаться понятие не статистической, а функцио-нальной нормы. Однако в психологии личности опыт ее практического примене-ния реально отсутствует.

Шагом вперед в решении проблем, связанных с оценкой агрессии, можно считать фроммовскую модель структуры агрессии. В ней предлагается разли-чать два вида агрессии: доброкачественную и злокачественную (Э.Фромм. Анатомия человеческой деструктивности. - М. ”Республика”,1994).

Доброкачественная агрессия является биологически адаптивной, способ-ствует поддержанию жизни и представляет собой реакцию на угрозу витальным интересам. Злокачественная агрессия не является биологически адаптив-ной, не связана с сохранением жизни, не сопряжена с защитой витальных инте-ресов.

Классификация Э. Фромма не уровневая, так как иерархия этих видов агрес-сии не задается. В основе такой классификации лежит функциональный подход. В данном случае он связан с дифференцирующим критерием: необходимо (полез-но) - не нужно (вредно). Злокачественная агрессия действительно рассматрива-ется как вредная, а ее синонимом является «деструктивность и жестокость». Та-ким образом, подход Э. Фромма дает прямые основания для преодоления «нераз-решимого» противоречия в оценке агрессии между этико-гуманистической и эволюционно-генетической концепциями.

Однако, к сожалению, и в этом под-ходе существуют трудности, которые пока не позволяют сделать столь категори-чески оптимистичного вывода. Так, например, первый вопрос состоит в определении того, какие именно интересы объек-тивно относятся к витальным, а какие - уже не являются витальными. Воп-рос принципиальный, так как «защита витальных интересов» есть критерий разли-чения доброкачественной и злокачественной агрессии. Круг витальных интересов достаточно широк. Сам Э. Фромм констатирует, что сфера витальных интересов у человека значительно шире, чем у животного, и включает в себя не только физические, но и психические условия. Современная наука не дает бесспорного перечня витальных интере-сов человека. Потребность в свободе и самоактуализации, в психическом ком-форте и социальном успехе, в уважении, признании, любви и в сохранении своей системы ценностей - все это относится к витальным интересам личности. В связи с этим, важно определить, какой именно уровень агрес-сивных действий достаточен для защиты витальных интересов, а какой - уже избыточен, что сделать достаточно сложно.




Погода в Херсоне
Погода в Херсоне
Курс валют
0.00 0.00
0.00 0.00
0.00 0.00
Свежий анекдот
Сидел Илья Муромец 30 лет и 3 года...
И вдруг амнистия!!!
Реклама
Счетчики

Яндекс.Метрика